Marbella’s Premier
Real Estate Company

Живущих за рубежом россиян обяжут рассказать ФНС о своих активах.

Blog Photo

Уехать недостаточно Закон о деофшоризации (о контролируемых иностранных компаниях, КИК), заработавший с этого года, обязывает российских бенефициаров зарубежных активов до 1 апреля уведомить налоговую службу о владении более 10% уставного капитала в таких компаниях. Правило распространяется на налоговых резидентов России – ими считаются те, кто проводит в стране более 183 дней в году. Если человек находится на территории России меньше установленного законом срока, то он утрачивает статус налогового резидента и, как следствие, обязанность по уведомлению налоговых органов об участии в контролируемых иностранных компаниях, говорит юрист адвокатского бюро DS Law Наталья Чикунова. Многие предприниматели и олигархи не вернулись с новогодних каникул, рассказывал в начале февраля член бюро правления РСПП: они набирают 183 дня за пределами России, чтобы перестать считаться российскими налоговыми резидентами. Весь срок подряд проводить не обязательно, пояснял он, его нужно накопить за год: «Большинство просто добавляет 1-2 месяца к обычным командировкам по бизнесу». У Федеральной налоговой службы другая трактовка проблемы. Она подготовила письмо о критериях признания физического лица налоговым резидентом. «Из положений международных договоров России об избежании двойного налогообложения следует, что физическое лицо может рассматриваться в качестве налогового резидента России, если оно располагает в ней постоянным жилищем [на праве собственности или постоянной регистрации] либо имеет в России центр жизненных интересов, [который] определяется по месту нахождения семьи, основного бизнеса или работы, – говорится в документе за подписью замглавы ФНС Алексея Оверчука. – Таким образом, сам по себе факт нахождения физического лица в Российской Федерации менее 183 календарных дней в течение 12 следующих подряд месяцев не приводит к автоматической утрате статуса налогового резидента России». Многие стали рассматривать отказ от налогового резидентства как один из способов уйти от правил о КИК, и было предсказуемо, что налоговые органы будут с этим бороться, говорит партнер Internation​​al Tax Associates BV Рустам Вахитов. Этим письмом ФНС значительно расширяет толкование налогового резидентства, прописанное в Налоговом кодексе, теперь в «группу риска» могут попасть все, у кого в России есть объекты жилой недвижимости, регистрация по месту жительства или тесные личные и экономические связи, указывает Чикунова. Разъяснения кодекса У юристов есть вопросы к документу ФНС. Налоговый кодекс связывает признание лица резидентом исключительно с его фактическим нахождением в России не менее 183 дней в течение 12 месяцев подряд (в том числе начавшихся в одном году и закончившихся в другом) и не содержит каких-либо дополнительных условий, отмечает старший юрист по международному налогообложению Goltsblat BLP Артем Торопов. «В рамках пакета по деофшоризации это правило не меняли», – указывает он. Юристы не согласны с мотивировкой ФНС. По словам Чикуновой, критерии нахождения постоянного жилища и центра жизненных интересов при определении резидентства применяются только в случаях, если есть риск признания человека налоговым резидентом сразу двух государств. Тесты для определения статуса резидента из международных налоговых соглашений, на которые ссылается ФНС, применяются, только когда сразу две страны признают человека резидентом и хотят облагать своими налогами его общемировые доходы, соглашается Торопов. Если российские налоговые органы принудительно признают человека нал​оговым резидентом России, от него могут потребовать не только уведомить о доле в иностранной компании, но уплатить налоги с прибыли, но без изменений в Налоговый кодекс такая позиция не будет иметь правовых оснований и ее можно будет оспорить в суде, считает Торопов. Письма ФНС не являются нормативными правовыми актами и не обязательны для применения, они носят информационно-разъяснительный характер, но на практике территориальные налоговые органы в своей работе руководствуются именно позицией вышестоящих налоговых органов, изложенной в том числе в письмах ФНС России, предупреждает Чикунова. Если понятие налогового резидентства все же будет изменено, это коснется не только владельцев иностранных активов, но и всех, кто находится в длительных командировках за границей, предупреждает Вахитов. Как правило, налоги, которые уплачиваются в Европе, выше российских, у этих сотрудников не будет финансовых потерь. Тем же, кто работает в странах Ближнего Востока и Азии, где налоги на доходы зачастую значительно ниже российских, придется доплачивать разницу. Чикунова соглашается: расширенную трактовку критериев установления налогового резидента можно будет применить и на иные ситуации. Представитель ФНС не смог предоставить оперативный комментарий.​​

Подробнее на РБК:
http://top.rbc.ru/economics/18/02/2015/54e47ca39a79474c339e3927

Ко всем записям